ср, 21 ноября
ICQ 392316101 goarmenia2
+7 495 772-98-71

Александр Мелик-Пашаев

Александр Мелик-Пашаев родился 10 (23) октября 1905г. в поселке Шулаверы в Грузии в большой семье – папа, мама и шесть мальчиков. В интеллигентной тбилисской семье все дети обучались музыке. Все шестеро мальчиков начали заниматься ею с 6-7 лет. Все считались способными, кроме Александра. Когда пришло время и ему заниматься музыкой, то выяснилось, что он ее терпеть не может и у него нет никакого желания и стремления выполнять даже простейшие задания. Вместо того чтобы заниматься музыкой, он, скрываясь под крышкой пианино,читал книжки. Но были еще и пластинки, которые мальчик научился ставить, когда ему исполнилось 5 лет. Ставил и слушал: Шаляпин, Карузо, Собинов, увертюра "Кармен"…

Старшие братья, посещая оперный театр, постоянно брали его с собой. Именно в театре маленький Александр уже осознанно и навсегда увлекся музыкой. И уже сам, без принуждения и с неутомимой энергией, стал осваивать нотную грамоту и даже начал сочинять. Нотной бумаги не было, он расчерчивал листы своих партитур и писал… оперы. Если ему очень нравился какой-либо фрагмент, он вставлял его в свое собственное детское сочинение. Когда Александру было лет 13-14, кто-то посоветовал ему показать эти сочинения ректору консерватории. Просматривая исписанные ребенком нотные листы и натыкаясь на знакомые фрагменты, ректор был немало изумлен, но понял: если ребенок сочиняет оперы, часами и сутками расчерчивая нотный стан, значит, в этом что-то есть. Вскоре Мелик-Пашаев был зачислен в класс композиции. Потом он стал помогать певцам как аккомпаниатор. Один из певцов попросил его помочь в работе над оперными партиями, а потом привел его в театр.

Мелик-Пашаев стал пианистом-концертмейстером в Тбилисском оперном театре в 1921 году, когда ему было всего 16 лет. Он всегда блестяще играл на фортепиано. Слышавшие его игру единодушно отмечали, что играл он именно как дирижер, создавая ощущение сценического пространства. Это было начало... Александр Гаук, педагог консерватории, в классе которого учился Мелик-Пашаев, написал о нем: “ Он обладал прекрасными природными дирижерскими данными, отличным слухом, памятью, врожденным вкусом, музыкальностью, темпераментом, умением углубленно и усидчиво работать, отлично владея роялем”. В течение двух лет талантливый юноша сдал на “отлично” все зачеты в объеме пятилетнего курса консерватории, и за два года, в 1930г. окончил Ленинградскую государственную консерваторию имени Н.А.Римского-Корсакова. Вернувшись в Грузию , он поставил несколько спектаклей в Тифлисском оперном театре, в том числе оперы "Князь Игорь" А. Бородина, "Пиковая дама" П.Чайковского, "Лейла" В. Долидзе.

В 1931 г. Мелик-Пашаев дебютировал в Большом театре. Было ему только 25! Первой оперой в Большом, которой он дирижировал, стала "Аида" Дж. Верди. Эта опера была признана одной из самых больших творческих удач дирижера и, по свидетельству современников, навсегда осталась для него самой любимой. В 1933-34гг. Мелик- Пашаев работал в Оперной студии при Московской консерватории. В 1938г., приняв участие в I Всесоюзном конкурсе дирижеров, Мелик-Пашаев стал его лауреатом. В 1939г. был музыкальным руководителем первой Декады армянского искусства в Москве. В 1949г. в Большом театре, вместе с оркестром, подготовил и провел конкурсный отбор музыки Государственного гимна СССР.

Александр Мелик-Пашаев был дирижёром Большого театра более тридцати лет, из них около десяти - главным дирижёром.

Его называли блестящим интерпретатором произведений мировой оперы. “На Западе я работала со многими известными дирижерами — Бернстайном, Караяном, но те 12 лет с Мелик-Пашаевым ни с чем невозможно сравнить”,- вспоминает Галина Вишневская, говоря о работе с маэстро как о “единственной привилегии, данной богом”.

В первый же год своего пребывания в театре Мелик-Пашаев осуществил постановку "Отелло" Верди - одной из труднейших опер в мировом репертуаре! Среди лучших спектаклей, поставленных мастером, - шедевры русской и зарубежной классики : "Руслан и Людмила" Глинки, "Пиковая дама" и "Черевички" Чайковского, "Аида" Верди, "Леди Макбет Мценского уезда" Шостаковича, "Война и мир" Прокофьева, "Франческа да Римини" Рахманинова. Он смело брался за произведения, которые не имели постановочных традиций в России. Так, "Фальстаф" Верди был поставлен им вместе с Борисом Покровским впервые в стране. Первым он взялся и за постановку единственной оперы Бетховена "Фиделио". Долгие годы шла на сцене Большого театра опера Чайковского "Евгений Онегин" - спектакль 1944 года Покровского и Мелик-Пашаева.

Мелик-Пашаев обладал даром собирать уникальные исполнительские составы для своих спектаклей, особой мудростью и терпением- качествами, которые в сочетании с уникальным талантом снискали ему, кроме любви и почитания зрителей, уважение и любовь всех тех, с кем ему привелось работать за годы своей блестящей карьеры в Большом. Вспоминает коллега- дирижер Геннадий Рождественский: “Мелик-Пашаев был природой одарен именно к этой профессии, его заслуженно стоит причислить к уникальным оперным дирижерам, умевшим создавать ощущение сценического пространства и сильной волей сопрягать воедино краски разных инструментов. Я бы назвал его образцом оперного дирижера такого типа, каких сейчас, пожалуй, нет. Причем масштаб его личности “звучал” на фоне колоссального дирижерского корпуса Большого театра тех лет. Он работал при Николае Голованове, Самуиле Самосуде, Арии Пазовском. При этом он имел свою уникальную и неповторимую индивидуальность. Можно было не заглянуть в афишу и не знать, что он дирижирует, но, придя на спектакль, по звучанию оркестра сразу угадать, что стоит за пультом Александр Шамильевич. Это, поверьте, тоже редкое дарование, из тех, что почти не встречаются. Говорили также, что оркестр можно узнать, когда за пультом стоит Голованов, по тому, что над барьером вырастал лес смычков. А Мелик-Пашаева можно было узнать по звучанию, которое я бы назвал обаятельной лирикой. Его оркестр пел так, как ни у кого из дирижеров. И сливался с голосами вокалистов, не случайно певцы обожали с ним работать”.

Все, кто работал с Александром Мелик-Пашаевым, отмечали его необыкновенно благоговейное отношение к искусству. "Его человеческие качества были невероятные, прежде всего - требовательное отношение к самому себе, - вспоминает Галина Вишневская.- Мы это чувствовали и невольно брали с него пример. Когда спектаклем дирижировал Мелик-Пашаев, в театре создавалась особая атмосфера - и в зале, и за кулисами. Это был праздник. Помню, приходил он в театр за три часа до спектакля. Переодевался в коричневую клетчатую фланелевую куртку, обязательно заходил перед началом ко всем певцам в артистические, спрашивал, как мы себя чувствуем. А за день до спектакля, мысленно готовясь к нему, он в театре вообще не появлялся и даже к телефону не подходил.

Дирижёр настраивался на спектакль!” “Александр Шамильевич был удивительным человеком: интеллигентным, воспитанным, никогда ни на кого не кричал. Он очень бережно относился к певцам, с которыми работал. И было сразу заметно, если он чем-то недоволен. Если Александр Шамильевич тихо, спокойным голосом говорил певцу: "Вы здесь перетянули ноту" или "Ваше пение стало обрастать плохими итальянскими штучками, просмотрите партию еще раз", это действовало как ушат холодной воды. Александр Шамильевич был требователен и ставил очень высокую творческую планку…”

“У каждого человека бывают ошибки, случаются они и у мастеров”,- вспоминала в связи со столетним юбилеем Мелик-Пашаева, который отмечался в 2005 году, певица Ирина Архипова.- Но я не могу припомнить ни одной ошибки у Александра Шамильевича. Его оперные спектакли-праздники зрители приходили смотреть по нескольку раз. И шли на спектакль, зная, что получат удовольствие от музыки”.

В жизни Александр Шамильевич был остроумен, весел, остер на язык. Вспоминает Борис Покровский: “Однажды я попросил его взять на себя дирижирование одной оперы Римского-Корсакова. Через несколько дней на собрании, на котором мы оказались рядом, он тихонечко передвинул партитуру, которую я ему дал заранее, в мою сторону, пнул меня и, улыбаясь, сказал: "Это гениальное произведение, но не для меня". Сказано было честно, хотя и дерзко. А честность для него была важнее всего. В этом смысле он был справедлив, хотя многим эта справедливость его была не по нраву”. И далее: “Я очень любил ставить спектакли, которыми дирижировал Мелик-Пашаев. Мы были единомышленниками: он разделял мои чувства и страстные желания, связанные с тем или иным оперным произведением… И я чувствовал себя героем, когда Мелик-Пашаев меня обнимал и говорил: “Спасибо!” Это была благодарность человека, который ценил проникновение в музыкально-драматургический замысел композитора…”

В годы работы Мелик-Пашаева советские артисты не так уж часто ездили на гастроли за рубеж: страна жила за “железным занавесом”. Однако европейской публике все же довелось услышать оркестр под управлением величайшего дирижера: в Праге прозвучали “Князь Игорь” и “Кармен”, в Будапеште – “Фауст”, в Лондоне – “Аида” и “Пиковая дама”. Опера Чайковского "Пиковая дама" исполнялась также и в Остраве.

За рубежом, как, впрочем, и на родине, дирижёр время от времени выступал и в симфонических концертах. Мелик-Пашаев отдавал предпочтение монументальным произведениям Бетховена, Брамса, Верди, Римского-Корсакова, Чайковского и Шостаковича. Необыкновенным праздником - не только для артистов и публики, но и для миллионов любителей музыки, ибо спектакль транслировался по радио, была опера “Кармен” с участием знаменитого итальянского тенора Марио дель Монако в роли Хосе и молодой тогда солистки Большого театра Ирины Архиповой. Многим навсегда запомнился жаркий летний вечер 1959 года – вечер подлинного триумфа дирижерского искусства Александра Мелик-Пашаева.

В 1961г. он был приглашен - первым из советских дирижеров - в лондонский театр “Ковент Гарден”, где поставил “Пиковую даму”. В 1963г. в этом же театре Мелик-Пашаев дирижировал “Аидой”. 13 опер было записано Александром Мелик-Пашаевым и на радио, где он, как и в театре, проявлял свой высочайший профессионализм и неповторимую артистическую индивидуальность. В Гостелерадиофонде хранятся записи этих оперных спектаклей: “Кармен” Ж.Бизе, “Иван Сусанин” и “Руслан и Людмила” М.
Глинки, “Аида” и “Фальстаф” Дж.Верди, “Пиковая дама” и “Черевички” П.Чайковского, “Князь Игорь” А.Бородина, “Самсон и Далила” К.Сен-Санса, “Фиделио” Л.Бетховена, “Борис Годунов” М.Мусоргского, “Война и мир” С.Прокофьева, “Декабристы” Ю. Шапорина.

За свою многолетнюю деятельность Мелик-Пашаев получил ряд почетных званий от государства. В 1937г. ему было присвоено звание “Заслуженный деятель искусств РСФСР”. В 1947г. – “Народный артист РСФСР”. В 1951г. – “Народный артист СССР”.

Были за годы карьеры Мелик-Пашаева и спектакли, вызвавшие немалый шум: “Леди Макбет Мценского уезда” Д. Шостаковича (26 декабря 1935) - печально знаменитая постановка в филиале Большого театра, на которую откликнулась газета “Правда” статьей “Сумбур вместо музыки”; первая постановка “Великой дружбы” В. Мурадели (7 ноября 1947), “исторической” оперы, вызвавшей к жизни печально знаменитое Постановление Политбюро ВКП(б), бичевавшее ряд советских композиторов за формализм.

Мелик-Пашаев отдал дань и композиторскому творчеству. Среди его сочинений - оперы “Печорин” (по произведениям М. Лермонтова) и “Двенадцатая ночь” по одноименной комедии У. Шекспира, Симфония до минор, романсы на стихи А. Пушкина и И. Эренбурга и др.

На взлете карьеры, в 1963 году министром культуры Фурцевой Мелик-Пашаев был отстранен от занимаемой должности Главного дирижера, став просто одним из дирижеров Большого. В один из дней 1964 года, придя в театр, Мелик-Пашаев остановился около декадной афиши, чтобы записать свои спектакли. Уже после того как он пометил себе “Бориса Годунова”, оперу, которой в Большом кроме него никто не дирижировал более десяти лет, взгляд его случайно скользнул по именам исполнителей… Вместо своего имени он прочел фамилию другого дирижера. Невозможно было поверить, что с ним, отдавшим театру свыше 30 лет жизни, поступили подло, не предупредив, ничего не объяснив, а просто поставив перед свершившимся фактом. Потрясенный Мелик-Пашаев уехал из театра. Дома у него случился удар. А 18 июня 1964 года его не стало. Ему было всего 59 лет.

“Когда его не стало, мы были в трансе, казалось, что наше музыкальное развитие на этом остановится. И отчасти были правы. Никто из дирижеров больше не относился к певцам с такой требовательностью и вниманием, как он”,- сказала певица Ирина Архипова по поводу столетнего юбилея Александра Мелик-Пашаева.

Последним его спектаклем в театре стала “Травиата” с Галиной Вишневской. Мелик-Пашаев провел с певцами оркестровую репетицию, а буквально на следующий день с ним случился инсульт. Спектаклем, по просьбе Мелик-Пашаева, дирижировал Борис Эммануилович Хайкин. Как вспоминает Галина Вишневская, “Александр Шамильевич очень волновался, в антрактах звонил из больницы в канцелярию, спрашивал, как идет спектакль, и ему рассказывали, что все прекрасно. Ночью, когда я вернулась домой, он мне позвонил и сказал: “Я знаю, что у тебя блестяще прошел спектакль, я знаю, что у тебя все будет хорошо”… Это были его последние слова, сказанные Галине Вишневской.